Нас вводят в заблуждение: родные погибших в авиакатастрофе вертолета в Нюксенском районе обвиняют МЧС в недостоверной информации

09 февраля' 21 | Личное мнение

В редакцию «Премьера» обратилась мама Анны Швецовой, пассажирки вертолета, потерпевшего крушение в Нюксенском районе 20 октября.

По словам Ларисы Швецовой, в конце января ей поступил звонок от первого заместителя губернатора Вологодской области Виктора Рябишина о том, что с февраля поисковая операция на реке Сухоне будет возобновлена.

«У нас снова появилась надежда. Тем более, как показала практика, оказывается, в зимнее время проводить поисковые работы проще. Это обусловлено несколькими факторами, например, гидрологической обстановкой на реке, небольшой скоростью течения».

Как рассказала Лариса Швецова, 3 февраля ей пришел первый ответ от МЧС о ходе поисковой операции, в котором сообщалось, что за один день работы на льду сделаны 32 майны:

«32 майны сделать за один день и их обследовать! У меня сразу возник вопрос: «А сколько человек работает на месте?» Такой объем работы за один день — должно быть, человек двадцать пять трудятся! Звоним в МЧС уточнить. Цитирую ответ: «Точно не могу сказать. Кажется, человек семь». Но члены семей погибших на месте видели пять человек. Пять человек (даже если и семь) за один день умудрились выпилить на реке 32 майны (лёд толщиной 40–50 см), запустить туда оборудование и произвести осмотр дна. В то время как мой супруг в январе работал вместе с волонтерами (в общей сложности четыре человека), и они за полдня готовили всего три майны. Это тяжелый труд: требуется добраться до места по снегу, расчистить снег на льду в нужных местах, выпилить бензопилой прорубь, очистить её от кусков льда».

Женщина уверена: МЧС предоставляет недостоверную информацию о поисках не только родным, но и областным властям:

«Если Виктору Владимировичу МЧС предоставляет такой же отчет, как и нам, значит, ему тоже врут!»

Добавим, что в начале января родные Анны Швецовой организовали самостоятельные поиски с привлечением частных водолазов. Поиски велись на протяжении 10 дней в условиях аномально низких температур. Тем не менее водолазам удалось найти подо льдом фрагменты потерпевшего крушение вертолета:

«Водолазы каждый день погружались и обследовали дно реки, проходя метр за метром. В результате были обнаружены многочисленные обломки воздушного судна, личные вещи погибших, приборная панель вертолета, которую мы подняли и передали в Следственный комитет».

В пресс-службе МЧС по Вологодской области, куда «Премьер» обратился за комментариями, сообщили, что поисковая операция на месте крушения проводится в настоящее время только по распоряжению следователя в рамках уголовного дела.

В то же время, как говорит Лариса Швецова, 4 февраля в Ярославском следственном отделе на транспорте Северо-Западного следственного управления на транспорте СК РФ ей сообщили, что не могут влиять на работу структур МЧС:

«Следователь, который ведет уголовное дело, заверил, что не в их полномочиях указывать министерству по ЧС. Значит, кто-то из них двоих лжёт?»

Лариса Швецова также рассказала, что с 3 февраля на месте работают сотрудники СК РФ со своим оборудованием:

«Со слов родственницы одного из погибших пассажиров, находящейся всё это время на месте, следователи обратились за помощью к МЧС с просьбой переправить криминалистов с оборудованием на противоположный берег к месту крушения вертолета. Но, к сожалению, помощи не получили. В итоге им пришлось обратиться к местным жителям, которые им не отказали и на личном снегоходе переправили их к нужному месту.

Никакие майны, сделанные специалистами МЧС, обнаружить не удалось. Не спорю, может, они и есть, но мы не там смотрели. И уж точно не 32!»

Автор: 
1652
0
Еще новости

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.