Владимир Пешков

e-mail: vladimir.peshkov@yahoo.com

Принцип всей жизни

№18 (1119) от 7 мая 2019 г.

Михаил Павлович награждён орденами и медалям, в том числе орденом Отечественной войны II степени.

Вологжанин Михаил Зыков во время Великой Отечественной войны служил на Северном флоте, а после руководил родным Тарногским районом и написал о нём книгу.

Первый удивительный эпизод в биографии Михаила Зыкова приключился с ним ещё в 1941 году, когда ему было от роду всего 15 лет.

После начала войны всех годных трудоспособных мужчин окрестных деревень забрали в армию, а он оказался единственным работником колхозного правления. В школе ему велели идти работать, а об учёбе пока не думать. Всю жизнь он прожил, руководствуясь этим принципом: сначала целиком отдавал себя работе, и только потом «подтягивал» себя.

Его университеты

В июне 1941 года, во время мобилизации, председателя родного колхоза Михаила Павловича и счетоводов забрали в армию. Последний ответственный работник однажды пришёл к нему домой и сказал отцу: «Пашко, я забираю твоего Мишко в контору, будет трудо­дни считать». Отец был колхозным конюхом, и маленький Миша с шести лет помогал ему ухаживать за лошадьми.

«Помощником счетовода я проработал всего неделю, после чего остался в правлении один: всех мужчин забрали в армию. Но я не был управленцем, а только счётным работником. Когда я осенью пошёл в девятый класс, директор школы Владимир Лаврентьевич Жуков сказал мне: «Иди и работай счетоводом, учёба никуда не денется, после войны выучишься». Колхоз был по тому времени большим, сеяли зерновые и кормовые культуры. На мою долю выпала уборочная кампания, а председателя избрали только 9 ноября», — вспоминает Михаил Павлович.

Так и проработал Михаил Зыков счетоводом до своего призыва в армию в 1943 году. Сперва его определили в учебку под Архангельск, где он учился обращаться с пулемётом. Затем его отправили на Соловки в учебный центр Северного флота, где изучали военно-морское дело, типы кораблей, управление ими и целый ряд других флотских премудростей. Через семь месяцев вологжанина перевели в Полярный на Кольском полуострове, где тогда располагалась главная база Северного флота.

В закрома Родины

К началу Великой Отече­ственной войны Северный флот был вооружён относительно скромно. Но именно ему выпала одна из важнейших миссий — обеспечение прохождения морских судов, которые снабжали СССР различной техникой, боеприпасами и сырьём по ленд-лизу. Всего в караван входило около трёх десятков гружёных под завязку торговых судов, которых до определённой точки сопровождали британцы, а начиная от острова Медвежий его охраняли от нацистских самолётов и подлодок наши.

За матросом Михаилом Зыковым был закреплён крупнокалиберный станковый пулемёт, но в боях, в которых не участвовали самолёты, он помогал сбрасывать мины. По его признанию, с самолётами дело приходилось иметь намного чаще. «На один поход до Медвежьего и обратно уходило около месяца — нам нужно сопровождать караван до разных портов, где их разгружали. Баренцево море очень тяжёлое, его постоянно штормит, большие качки, в походе из-за этого почти ничего не ешь. У многих была морская болезнь, но к ней быстро приспосабливались».

В 1972-1984 годах Михаил Зыков был первым секретарём Тарногского райкома КПСС. На фото — с первым секретарём обкома Анатолием Дрыгиным (справа).

Самый сложный морской бой Михаила Павловича произошёл в апреле 1945 года, в самом конце войны. «Мы приняли караван, каждому кораблю было определено, какие суда охранять. Вдруг у нас под носом прошуршало, и раздался сильный взрыв — оказалось, что немецкая подводная лодка запустили торпеду в один из торговых кораблей, — рассказывает ветеран. — Немцы считали, что так они нанесут больше вреда. Мы заметили поднятый перископ и начали по нему стрелять. Наш эсминец быстро развернулся, начали кружить вокруг этого места. В результате на поверхности появились масляные пятна — так мы поняли, что лодка потоплена. Весь бой длился около получаса, торпедированный корабль тоже затонул».

9 мая всем эсминцам был приказ: быть в Полярном, по месту приписки. После завтрака пришла команда: свободным от вахты отправляться на митинг. На нём собрались команды советских кораблей и представители миссии союзников при Северном флоте. Так Михаил Павлович узнал об окончании войны. Но для него на этом она не завершилась: «Вначале выступил адмирал Головко (в то время командующий Северным флотом. — Прим. ред.), который сообщил, что Германия капитулировала и война на суше окончена. А дальше сказал, что на море она не завершена, особенно в Баренцевом море много немецких подводных лодок, и они продолжают орудовать. А мы ведь только что потопили одну! Ленд-лиз продолжал работать, и мы продолжали сопровождать караваны».

Долгая счастливая жизнь

В конце мая Михаила Зыкова перевели («списали») в штаб Северного флота, где он прослужил в отделе кадров ещё пять лет. За это время он получил два отпуска: один использовал на поездку домой, а во время второго сдал экзамены за полный курс средней школы. Программу изучал самостоятельно в свободное от службы время.

А ещё Михаил Павлович во время военной службы выучил английский язык: «После войны в Полярном в одном доме с нами жили английские матросы из постоянной миссии. По-русски у англичан говорили только офицеры, а матросы — почти нет. Но когда я затем учился в Вологодском пединституте, я сдавал экзамен все-таки по немецкому: ведь если я научился говорить по-английски, то это ещё не значит, что я научился писать».

Жизнь Михаила Зыкова после демобилизации оказалась довольно разнообразной. Он отметился на педагогической ниве: работал учителем истории и директором Тарногской средней школы, затем стал председателем колхоза «Заветы Ильича». «Интереснее всего было работать в колхозе, хотя и было очень трудно, а затем всё наладилось. Но я до того доработал, что у меня на нервной почве появилась экзема. Чтобы меня вылечить, мне дали путёвку в санаторий ЦК КПСС в Сочи», — вспоминает Михаил Павлович.

И тут новый поворот судьбы. Оказалось, что в санатории одновременно отдыхали советские космонавты, не сходившие в то время с газетных полос. Среди них были Юрий Гагарин, Валентина Терешкова, Андриян Николаев, а также погибший впоследствии Владимир Комаров. «Был там и Павел Беляев, он ещё не летал, и я не знал, что он наш, вологодский. Отличные ребята. Жили они на отдельной базе, в 10 утра приезжали в бассейн и занимались там водным поло. Однажды мы пошли все вместе в кинотеатр, я сидел немного дальше от экрана. Ведущий первым делом начал читать лекцию про космонавтику. Гагарин встаёт и говорит: «Знаете что, мы сюда пришли не лекции слушать, показывайте кино», — рассказывает Михаил Зыков.

Два последних места работы Михаила Павловича пришлись на административные должности. Сначала он 12 лет был первым секретарём Тарногского райкома, а во второй половине 1980-х заведовал областным партийным архивом, который сегодня переименован в Вологодский областной архив новейшей политической истории. Уже на пенсии Михаил Зыков завершил работу над книгой «Кокшеньга-Тарнога в XX веке», ставшей одним из двух фундаментальных трудов по истории его родного края. Возможно, он продолжил бы писать и дальше, но подкачало зрение. Зато ветеран в свои 93 года до сих пор интересуется новостями, слушает радио и помнит имена героев Великой Отечественной.

45
0
Еще статьи этого автора
Похожие статьи
  • 14 мая' 19 | Чтобы помнили

    Первая в Советском Союзе женщина-водолаз, во время Великой Отечественной проложившая по дну Ладожского озера свою «дорогу жизни», была родом из Череповца.

     

    190
    0
  • 24 апреля' 19 | Персона

    Строительство заводов и целых жилых микрорайонов в Вологде на счету заслуженного строителя России Сергея Петрова. Выйдя на пенсию, Сергей Иванович задался целью опуб­ликовать дневники своего школьного учителя, проведшего всю войну в плену у фашистских захватчиков.

     

    178
    0
  • 07 ноября' 18 | Социум

    В Вытегре на базе старого городского парка создали «музей цветущей поэзии Николая Клюева».

     

    166
    0
  • 03 апреля' 19 | След в истории

    До того как посвятить себя авиации, наш земляк Сергей Ильюшин руководил промышленностью Вологодчины.

    278
    0
  • 13 марта' 19 | След в истории

    Услышав о первом полёте человека в космос, пожилая вологжанка Прасковья Матвеева не сразу поняла, что речь идёт о её родном племяннике — Юре Гагарине.

    187
    1

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.